Корзина
213 отзывов
+380950421019
+380950421019
+380957936502
+380675353288
Торговый Дом "Семаргл"

Президент BASF в Европе Жак Дельмотье о будущем мирового рынка химии

29.07.13

BASF - крупнейший химический концерн в мире, стоявший у истоков большинства направлений промышленной химии. Концерн представлен в 170 странах мира, его оборот сопоставим с ВВП Украины. Сфера интересов компании имеет очень широкий спектр - от производства присадок к бензину или строительной химии до выпуска удобрений. У нас компания работает более 20 лет - по словам президента BASF в Европе, на Ближнем Востоке и в Африке Жака Дельмотье, они всегда были уверены в Украине и собираются активно сотрудничать с местными компаниями и дальше. О том, как изменилась промышленная химия за последние десятилетия, о будущем сельского хозяйства четырех континентов, мировых трендах и о том, какие из них могут «сыграть» в Украине, - в интервью Жака Делмуатье «Инвестгазете».

Чем концерну интересен рынок Украины - выручкой или потенциалом? Насколько, кстати, выросли объемы продаж за годы, которые вы здесь работаете?

Конечно, украинский рынок очень важен потенциалом - как и любой развивающийся. Кроме того, страна находится в очень выгодном геополитическом положении: с одной стороны, она близка к Европе, с другой - к России. Для большого бизнеса крайне важно наладить связь между этими регионами.

Назвать точные цифры по всем продажам в Украине я не смогу, но, например, в аграрной сфере продажи ежегодно растут на 5-10% - в 2012 году они достигли $100 млн.

Агросфера - в приоритете?

В Украине стремительно развивается агробизнес, и мы хотим сделать то, что делаем по всему миру: помочь аграриям получать более высокие урожаи. Это не только продажа средств защиты растений, но и развитие пищевой и перерабатывающей промышленности. Мы тесно сотрудничаем с крупными компаниями по всему миру: например, с транснациональными Danon и Nestle, а в Украине - с Group DF и крупными агрохолдингами. Также у вас в стане очень перспективный строительный бизнес. Пока это для нас основное. Но компания растет, и у нас появляются новые направления - бытовая химия, косметика, кормовые добавки, например.

В числе основных бизнесов BASF в мире - cтроительная химия. Как на украинском подразделении сказалось резкое падение объемов строительства в 2009 году?

Тогда BASF только вышел на рынок строительной химии. Да, было не очень весело, но мы участвовали в разных проектах и искали отдельные решения, которые подходили отдельным компаниям. Например, наши добавки помогли ускорить строительство новых терминалов аэропорта Борисполь и обеспечить более высокое качество его зданий. Сейчас работаем над многими проектами: над газовым терминалом в Одессе, туннелях в Карпатах, нескольких больших проектах на востоке и, конечно, над саркофагом на ЧАЭС.

Негосударственные проекты в строительстве вам менее интересны?

С небольшими девелоперскими организациями напрямую мы почти не сотрудничаем. Вообще, если говорить о сбыте - тут в каждой стране очень разные условия. Мы стараемся подбирать бизнес-модель для каждого отдельного случая.

Вы в основном работаете с крупным бизнесом. Что поменялось для украинского BASF после того, как Group DF консолидировала большинство заводов азотной химии?

Это даст нам возможность нарастить продажи в Украине. Мы напрямую не занимаемся азотными удобрениями, но продаем катализаторы для их производства. Консолидация - хороший шанс увеличить сбыт. Кроме того, мы рассчитываем, что в Украине вырастет производство полимеров, и для той же Group DF будут интересны наши добавки для получения специальных свойств и в этой категории. (имеется в виду входящий в группу производитель полимеров «Стирол». - Ред.).

Одно из направлений деятельности BASF - присадки для топлива. В Украине продажа премиальных бензинов и, соответственно, присадок постоянно растет. Насколько мы в этом «совпадаем» со странами ЕС и остальным миром?

В Европе стандарты постоянно повышаются, и мы стараемся предлагать новые экоприсадки. В странах ЕС они почти достигли уровня Евро-6. Но тут многое зависит не от топлива, а от машины. Если у вас новая машина, имеет смысл использовать эти высококачественные бензины, но если машине 20 и более лет - смысла использовать такое топливо нет.

В Украине не самый молодой парк машин. Но существует значительная конкуренция АЗС - каждая компания хочет показать, что она лучшая. Поэтому здесь мы смогли наладить хорошее сотрудничество - в том числе разрабатывая присадки для конкретных компаний. У нас постоянно есть спрос.

Вообще, спрос на нашу продукцию растет, но темпы зависят от конкретного региона. Например, в Японии стараются вообще не спользовать присадки - у них очень высокая степень переработки бензинов. А в Европе мы наблюдаем тренд по активному переводу транспорта на дизель. Эта тенденция вскоре проявится и в Украине.

Во многих странах вы работаете в нефтегазовом секторе. Интересно ли вам это в Украине?

У нас есть нефтегазовое направление - компания Wintershall. Она не такая большая и фокусируется в основном на Европе, работает на Северном море, в Ливии, Аргентине и на Каспии, где у нее есть партнеры, помогающие добывать нефть в этих регионах. Украина пока не в сфере ее интересов.

В США и ЕС идет так называемая «сланцевая революция» - будет ли Wintershall принимать в ней участие?

Сейчас только в США готовы добывать сланцевый газ в широких масштабах. Они начали инвестировать в это 10 лет назад, Вашингтон не только разрабатывает добычу - они построили трубопроводы. Теперь это поменяет расклад во всей мировой энергетике, перезапустит химическую промышленность в Штатах и приведет в металлургию и машиностроение инвесторов, которых привлечет дешевая энергия.

Но сейчас вокруг такой добычи много разговоров и споров. В основном это касается технологии гидроразрыва и вреда окружающей среде. Последнее, на мой взгляд, преувеличено - для разрывов нужна вода и лишь немного химии, чтобы вода из скважины не загрязняла водоносные слои. Риск очень небольшой – может, даже меньше, чем от обычного бурения. 

В июне 2013-го вы заявили, что инвестируете $10 млрд. в азиатский регион. Это основной регион ваших интересов?

BASF действительно очень крупный инвестор в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Этот регион в скором времени будет самым крупным производителем в мире, поэтому нам важно присутствовать там.

Но нужно понимать, что, например, в Китае для экстенсивного земледелия пригодна только небольшая часть на побережье. Все остальное - горы и пустыни. 60% всех земель, пригодных для земледелия, сейчас сосредоточены в Африке.

Поэтому глобально агрохимия в будущем будет развиваться в нескольких направлениях - защита растений в ЕС, Украине, России и Южной Америке и обеспечение высоких урожаев в Африке. Мы уже открыли два новых центра в Найроби и Лагосе и интересуемся аграрной сферой во многих других странах континента. Вообще, агробум в Азии и Африке привел к значительному росту агрохимии. Но тут обязательно нужно учитывать региональные особенности. В настоящее время страны стараются выращивать отдельные культуры, которые легко включаются в международные рынки. Как, например, рынок цветов - сейчас Эфиопия и Кения специализируются исключительно на цветах для Европы.

В последние годы многие международные организации выступают за ограничение использования химии в агросфере - насколько эта тенденция может повлиять на ваше производство?

Все эти требования правильны: люди часто используют больше удобрений или пестицидов, чем нужно. Одна из наших задач - обучить их правильному применению этой продукции. Но нужно понимать, что потребности в продовольствии в мире все время растут, и без химии мы просто не сможем себя прокормить.

Все страны - даже в развитой Европе - сосредоточенны на получении высоких урожаев. Но тут нужно быть очень осторожными при использовании новых технологий - отдельные соединения могут оставаться в земле более 150 лет и загрязнять землю намного больше, чем постоянное внесение пестицидов. Хотя значительная часть синтетических веществ распадается за несколько лет.

Каждый проект должен пройти проверку временем. Например, ГМО - это уже не химия, а биотехнология, и тут нужно быть очень осторожными. Есть, к примеру, специально модифицированный картофель для получения крахмала. Мы вели переговоры с Еврокомиссией в течение 10 лет, чтобы получить разрешение на его использование. Безуспешно. Поэтому компания решила остановить все биотехнологические исследования в Германии и перенесла их в США.

Какие тренды в мировой химии, по вашему мнению, будут развиваться в ближайшие годы? 

Эти тренды уже очень легко опознать - как накормить девять миллиардов людей, что делать со старением населения и как обеспечить более здоровое питание. И, наконец, как перестать глупо сжигать свои ресурсы. Большинство ответов на эти вопросы лежит в сфере высокотехнологической химии - создания новых композитных материалов для сохранения энергии, использования- новых стройматериалов, чтобы свести к минимуму энергопотери. Ежегодно мы выделяем до $1,7 млрд. на научные исследования. Но главное - химия теперь не просто наука, которая открывает новые молекулы и материалы, но и поиск решений для конкретных отраслей. Это возможно, если мы работаем с покупателями вместе. Наконец, важно, чтобы химия помогала создавать более устойчивый мир. Потому что если мы будем эксплуатировать Землю сегодняшними темпами, то к 2050 году нам понадобятся уже полторы таких планеты для жизни. Но я уверен, что химия даст нам решение этого вопроса.